Паоло Теццион вот уже более пятнадцати лет возглавляет отдел разработки акустики Sonus faber — он сменил на этой должности основателя бренда Франко Серблина. На выставку Hi-Fi & High End Show Паоло приехал, чтобы показать новую линейку встраиваемых систем Palladio. Мы воспользовались моментом и поговорили с разработчиком о его карьере, подходу к работе и о некоторых технических решениях бренда.

— Расскажите о себе, как так получилось, что вы начали работать в аудиоиндустрии?

— Вообще, образование я получал совсем в другой области — индустриальная психология. Но мне с детства нравилась электроника, машинки, это все было моим хобби — я даже пытался собрать что-нибудь свое.

Будучи подростком, мне повезло устроиться подрабатывать продавцом в местном Hi-Fi салоне. Там я впервые и познакомился с акустикой Sonus faber и, можно сказать, влюбился с первого прослушивания. Моей первой акустикой стали полочники Parva выпуска 1995 года. Это были хорошие и недорогие для этого бренда колонки.

Как дилер, однажды мы встречались с представителями компании — и я купил у них полочники Minima с подписью самого Франко Серблина на задней панели. Увидел его в первый раз и был очень счастлив.

 

После окончания университета я начал искать работу. Отправлял резюме в разные компании и подумал, а почему бы не попробовать написать в Sonus faber? Наверное, я везунчик, они неожиданно ответили: «да, приходи». Мы поговорили, и все пошло не совсем так, как я ожидал — они предложили мне попробовать поработать на разных должностях, раз уж мне нравится аудио. А индустриальный психолог им оказался не нужен.

 

— И с чего вы начали?

— На производстве, на складе, немного в техническом отделе, в R&D — и это было, конечно, самое интересное. Затем работал в отделе маркетинга и продажах, делал простейшую работу, попутно помогал в R&D. Там я занимался тестированием динамиков, измерениями, подбирал подходящие друг другу пары громкоговорителей для систем. И вот после двух лет таких проб я окончательно остался работать в отделе разработки.

 

— После психологии было тяжело переключиться на электроакустику?

— Непросто, но отмечу, что компания вкладывалась в мое обучение, давала время и возможности учиться мне столько, сколько нужно. С другой стороны, знания давались мне легко — я всегда был голоден до нового. Даже сегодня, спустя 15 лет в компании и имея большой опыт, я нахожу очень много нового и постоянно учусь.

 

— Расскажите о новой линейке встраиваемой акустики Palladio. Такие системы имеют много ограничений, особенностей. Насколько сложно было достичь задуманного результата?

— Со встройкой всегда слишком много непредсказуемого. Ты не знаешь, какой будет инсталляция, что окажется позади колонок, как они будут расположены. Ты не можешь заранее проверить, какие окажутся условия инсталляции и понять, как в итоге прозвучит система. С другой стороны, часть работы уже сделана — у нас есть базовые технологии, портированные из корпусных систем, включая DAD, конструкцию твитера и т.п. Нам нужно было предложить встройку для наших покупателей, и главное — сделать ее максимально схожей по звуку с уже знакомыми пользователю системами.

 

 

— Насколько хороши они в парной работе с вашими корпусными моделями?

— Они играют очень близко, по понятным причинам, за исключением баса. При этом верхний бас первой октавы примерно такой же. Еще у встройки получается другая сцена, ведь вы не можете поставить колонки под углом, вдобавок ко всему — на звучание влияет материал, из которого сделана стена. В итоге зона прослушивания должна быть шире, но глубина сцены, увы, не будет настолько же большой, как у корпусных колонок. Но есть и преимущества у встраиваемых колонок — никаких корпусов, свободный интерьер, а звук по-прежнему достаточно качественный.

 

— Какие к ним нужно подбирать усилители? Можно ли и стоит ли использовать недорогие инсталляционные модели?

— В CI-линейке два уровня: Palladio 5 и Palladio 6. Пятерка сделана для работы в системе на основе Sonetto, а шестерка — Olympica. Поэтому я бы советовал серьезно отнестись к выбору усилителя, лучше брать такой же, какой бы вы предпочли в пару корпусным моделям.

Собственно, одна из возможных конфигураций — совмещение корпусных и встраиваемых колонок в одной системе. На фронт ставят напольники, а на тылы, центральный канал и тыловые — встраиваемые.

 

 

— На сегодняшний день Sonus faber сама производит динамики или заказывает их на стороне?

— Когда-то наша компания начинала работать с очень серьезными производителями динамиков, но, как, наверное, и всем производителям, нам захотелось большей индивидуальности. Ты начинаешь модифицировать динамик и понимаешь, что вот еще немного и ты найдешь нужный вариант. Этих «немного» становится все больше и по итогам у тебя получается совсем другой драйвер. Наконец, опыт тоже растет, и начинаешь осознавать, как можно добиться желаемого результата. В какой-то момент мы поняли, что готовы разрабатывать собственные динамики. Все началось около десяти лет назад.

В партнерстве с Карлом Мюллером в Германии (и одноименной компанией Karl Muller) мы разработали свои первые громкоговорители, сделали мембрану для твитера, придумали, какие материалы использовать для диафрагмы СЧ-драйвера. Благодаря этому сотрудничеству, мы смогли начать делать собственные динамики.

Сейчас мы делаем у себя на производстве некоторые детали, например, корзины для басовиков. Однако готовые динамики производятся по нашим спецификациям на другой фабрике.

 

— Какая аудиосистема стоит у вас дома и в офисе?

— В компании стоят разные системы в нескольких комнатах прослушивания. У нас, как мне кажется, этих самых комнат больше, чем у кого-либо. В большинстве своем электроника из нашей группы компаний [McIntosh и Audio Research], но есть и некоторые другие компоненты референсного уровня.

И совсем другая история у меня дома. Вообще, я — меломан. Более удачливый, чем другие, ведь у меня есть знания и доступ ко многим интересным аппаратам. На данный момент в домашней системе единственный источник — винтажная вертушка 60-х годов Garrard 401 с 12-дюймовым тонаром. Фонокорректор и предусилитель — тоже винтажные Audio Research. Правда, я довольно серьезно их модифицировал. Усилитель мощности сделал один мой итальянский друг — это полностью оригинальный продукт. Колонки стоят Olympica 3, вот только динамики там уже другие и кроссовер снаружи, я часто с ним экспериментирую.

 

— Любите экспериментировать?

— Скорее это долгий поиск правильного решения. Например, когда меняешь материал среднечастотника, сложно сразу сказать — хороший он или нет. Нужно с ним пожить, попробовать разные варианты.

 

— Вопрос о твитере с технологией DAD. Как я понимаю, конус, который стоит поверх мембраны, затрагивает эту самую мембрану. Так надо?

— Он не просто затрагивает, он ее удерживает. Мы ставим кольцевые твитеры (ring radiator) со специальным фазовым кольцом вокруг купола. Мембрана — шелковая с лаковой пропиткой — этот материал на наш взгляд дает максимально натуральный звук. Однако у традиционных купольных твитеров есть одна проблема — поведение мембраны в противофазе, которое может приводить к негативным эффектам. Вы, возможно, встречали твитеры с инвертированным (вогнутым) куполом — это один из вариантов решения проблемы, но тогда не будет такого преимущества купольного твитера, как широкая дисперсия, а значит более открытая сцена.

Наше решение — DAD-технология (Damped Apex Dome — пер. с англ. купол, задемпфированный в верхней точке). Конус демпфирует твитер и не дает ему двигаться вперед, останавливает мембрану. Обращу ваше внимание — демпфирование локальное, только на вершине купола, что дает нормальную работу в правильной фазе без негативных последствий. Итогом работы DAD становится высокий уровень звукового давления на самых верхних частотах, недостижимый с обычным шелковым купольным твитером. И при этом нет никаких фазовых искажений.

 

— И еще один вопрос о Sonetto, на сей раз о полочной модели Sonetto I. Наш читатель беспокоится, что для довольно внушительных габаритов этих колонок у них небольшой вес.

— Небольшой вес получается потому, что мы используем дерево, которое позволяет нам изготовить особую форму корпуса, в которой нет параллельных стенок. И эта самая форма работает лучше, чем дополнительный вес. Кабинет оптимизирован таким образом, чтобы воспроизвести больше звуковой энергии, но при этом избежать стоячих волн или любых других нежелательных резонансов. К тому же при такой форме не возникает дополнительного давления на динамик сзади, что повлияло бы на его отклик. Также внутри, конечно, стоят распорки, чтобы придать дополнительную жесткость корпусу.

Вообще, я бы сказал, что то, как ты делаешь кабинет зависит от твоей инженерной школы. Есть несколько направлений: в одном случае разработчики пытаются реализовать аморфный корпус, который бы максимально поглощал энергию, но есть и другая школа, когда кабинет принимает участие в создании звука — он резонирует, но предсказуемым и заранее рассчитанным образом. Вроде как корпус музыкального инструмента, хотя это не будет до конца верным. И в нашем случае такой корпус сделан намеренно.

 

— Наши читатели жалуются, что если раньше вы везде использовали дерево, то сейчас во многих колонках используется МДФ.

— Не совсем так. Мы используем МДФ, но только для определенных частей корпуса, и то далеко не для всех. Где-то у нас дерево: дуб или клен, в других частях — многослойная фанера, есть и МДФ. Мы подбираем материал, который бы максимально хорошо решал поставленные задачи.

 

 

— И еще один вопрос от читателя о напольниках Sonetto V: какую бы дистанцию вы рекомендовали выдержать между ними при их установке?

— Расстояние между колонками больше зависит от комнаты и условий установки, чем от самой акустики. Другими словами, оптимальное расстояние и угол зависят от того, как взаимодействуют колонки и комната, а также где сидит слушатель. Я бы предложил вашему читателю поставить трек с хорошо прописанным голосом и найти такое положение, где этот голос имел бы объем, но находился точно посередине между колонок.

 

— А какой усилитель для них посоветуете: McIntosh или Audio Research?

— Это больше зависит от личных предпочтений. Sonetto могут работать с разными усилителями и в любом случае выдадут прозрачный и натуральный звук. Если вам нравится лампа — хорошим выбором станет Audio Research, а если транзистор кажется чище — McIntosh.

 

— Что бы выбрали для себя?

— В пару к Sonetto V я бы поставил гибридный интегрированный стереоусилитель McIntosh MA252. Я в своей системе использую гибридные решения, и мне очень нравится, как они играют. Если же выбирать из Audio Research — то VT80 будет прекрасным выбором.

 

— Какие кабели используются для внутренней разводки акустики?

— Применяется наш собственный кабель, который мы разработали более 15 лет назад. Я делал некоторые улучшения, однако он был создан еще до меня, и с тех пор практически в первозданном виде применяется в большинстве продуктов.

Это очень хороший кабель из бескислородной меди, покрытой серебром, с качественной изоляцией. Сейчас такие кабели стоят во всех линейках, начиная с Olympica и выше. Кстати, так как мы делаем кроссоверы сами, вся разводка там сделана тоже из нашего кабеля.

 

— Как инженеры Sonus faber решают проблемы фазового сдвига между динамиками? Например, одни компании делают коаксиальные драйверы, другие — наклон передней панели.

— Вообще-то этот вопрос легко решается электроникой колонок — кроссовером, именно он ответственен за компенсацию фаз разных драйверов. Правда, в крупных колонках есть еще кое-какие конструктивные решения, а для небольших вполне хватит правильно настроенного кроссовера.

Здесь стоит понимать вот что: этот вопрос важен прежде всего для работы твитера и среднечастотника, потому что у них есть диапазон, в котором они оба играют. И коаксиальный драйвер, на мой взгляд, — не лучший способ решить проблему, потому что частотный отклик твитера начинает слишком сильно зависеть от работы среднечастотника.

 

— Планируете ли вы обновить линейку Olymica?

— Да, такие планы есть, но пусть это станет сюрпризом.

 

— Почему вы перестали производить старые легендарные модели, вроде Guarneri, Amati, Stradivari? Наши читатели отмечают, что вы могли бы производить их до сих пор без всяких изменений, и они были бы востребованы в изначальном виде.

— На самом мы сейчас производим уже четвертую версию этих колонок из линейки Homage, и последняя из них — с названием Homage Tradition — лучшее, что у нас получалось. Особенно мне нравится, новые Amati Tradition. Мы получили прекрасные отзывы международной профессиональной прессы об этих колонках. Не думаю, что имело смысл бы производить их в прежнем виде, когда новые гораздо лучше.

 

— По вашему мнению, кто покупатель акустики Sonus faber и какую музыку он слушает?

— Я не знаю. Но надеюсь, что наши клиенты слушают хорошую музыку любого жанра, который им нравится. Мы не делаем колонки для какого-то определенного типа людей, мы не делаем колонки для какого-то рода музыки — мы просто делаем хорошие колонки для хороших людей.

 

— Однако внешний вид Sonus faber как бы намекает: «включите на нас классику или камерный джаз». Дизайн акустики говорит сам за себя.

— Однако когда мы их проектируем, ставим даже Kraftwerk. И эта электроника прекрасно на них звучит. Жаль, если люди думают, что наши колонки только под классику — они подходят под любую музыку, как и всякие другие правильно сделанные колонки. Акустика должна показать, насколько хорошо сделана та или иная запись, но ей должно быть все равно, какую музыку играть.

 

— Скажите, какую музыку вы слушаете в тестовой лаборатории, когда колонку только что собрали?

— В первую очередь я всегда слушаю голос, вокал. Это могут быть очень простые на первый взгляд треки, когда женщина или мужчина поет под аккомпанемент одной гитары. Потому что голос — основа всего, один из самых сложных инструментов из-за его разнообразия и широкого спектра тональных красок. Если получилось хорошо воспроизвести голос — считай, половина работы сделана.

 

— Тогда посоветуйте конкретные треки.

— Когда речь идет о разработке акустики, ты действительно начинаешь зависеть от определенных треков. Не потому что они хорошие или плохие, но лишь потому, что ты знаешь их достаточно хорошо.

Стоит отметить, что иногда аудиофилы используют музыку, чтобы послушать оборудование, вместо того, чтобы, наоборот, использовать оборудование для прослушивания музыки. Как заядлый меломан, я этого не люблю. Но когда ты разрабатываешь акустику, у тебя нет другого варианта — тебе приходится слушать музыку, чтобы оценить колонки.

Итак, треки, которые я использую для этой цели:

1. «Caruso» в исполнении Antonio Forcione и Sabina Sciubba — выпущена на Naim Record в 90-х годах.

2. «Hallelujah» — Jeff Buckley.

3. Leonard Cohen — «It’s my secret life». Кстати, этот трек зачастую играет первым.

4. Любая композиция из последних альбомов Fabrizio De André. Это очень популярный итальянский поэт и певец. Можно сказать, что он немного похож на Леонарда Коэна, но все же другой. Очень красивый и полный красок голос, отлично записан.

 

— И напоследок, какие бы вы дали советы аудиофилам?

— Ходите слушать живую музыку. Только опыт прослушивания концертов даст вам нужную шкалу ценностей, которая поможет в дальнейшем понимать, хорошо работает техника или нет. Разберитесь, как играет пианино вживую без микрофонной подзвучки, как играет гитара и даже барабаны. Электрические инструменты тоже следует послушать на концертах, особенно бас-гитару. Запомните это и сравнивайте в домашних условиях.

И второй совет — позаботьтесь об акустике комнаты. Она очень сильно влияет на звук, причем вне зависимости от того, какого бренда акустику вы туда поставите.

Источник: Stereo.ru